Оборудование Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов (РОБТиТ)

January 23, 2014 by admin Комментировать »

В коллекции музея представлено оборудование «Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов» (РОБТиТ), берущего своё начало от акционерного «Общества беспроволочных телеграфов и телефонов системы С.М. Айзенштейна», созданного в 1908 г. Инициатор создания Общества, С.М. Айзенштейн, выходец из семьи киевского купца, был незаурядной личностью. Ему удалось соединить талант учёного и инженера с организационными способностями, которые помогли на начальном этапе привлечь к задуманному им делу – созданию радиотехнического предприятия, не только отцовский капитал, но и средства отечественных инвесторов, а также личные связи. В трудный период становления предприятия, не найдя государственной поддержки, С.М. Айзенштейн проявил гибкость в достижении поставленных целей и пошёл на сотрудничество с компанией Маркони.

Будучи студентом-первокурсником Киевского университета, С.М. Айзенштейн в 1901 г. побывал на II Всероссийском электротехническом съезде в Москве и прослушал доклад А.С. Попова

«Основы современного телеграфирования без проводов». Это событие предопределило весь последующий жизненный путь С.М. Айзенштейна, его увлечённость радиосвязью. Свой первый патент на «Систему одновременного телеграфирования и телефонирования без проводов» молодой человек получил в 1904 г., когда ещё продолжал своё обучение в Германии. По возвращении в Киев последовали несколько лет упорного труда и экспериментов, связанных с созданием мощных станций беспроволочного телеграфирования. Четыре года, проведённые в Киеве до переезда в Санкт-Петербург, заложили фундамент деятельности будущего предприятия. К 1908 г. С.М. Айзенштейн, будучи еще совсем молодым человеком, уже запатентовал в России и за рубежом около двадцати изобретений, которые легли в основу будущей продукции его предприятия. Научные исследования молодого учёного нашли поддержку у коллег. На IV Всероссийском электротехнического съезде (1907 г.), проходившем в Киеве, С.М. Айзенштейн выступил с докладом «Станции беспроволочного телеграфирования большой мощности». Если Г. Маркони в начале своей деятельности получил, говоря современным языком, «путёвку в жизнь» из рук главного инженера правительственных телеграфов Англии В. Приса, то С.М. Айзенштейну оказал поддержку киевский генерал-губернатор В.А. Сухомлинов. Заинтересовавшись работами молодого учёного и понимая их значимость, он помог ему в реализации (в период с 1906 по 1908 гг.) первых двух проектов по строительству мощных искровых радиостанций в Киеве и Жмеринке. Согласно архивным документам, покровительство В.А. Сухомлинова в отношении С.М. Айзенштейна и его предприятия имело место и в последующие годы (1909-1915 гг.), когда В.А. Сухомлинов занимал еще более высокий пост

– военного министра России.

В 1908 г. С.М. Айзенштейн переехал в Санкт-Петербург и подал на имя императора Николая II прошение об организации акционерного общества. Оно было удовлетворено 16 (3)октября 1908 г. Основными акционерами стали С.М. Айзенштейн (их общая с отцом доля составила 485 тысяч рублей), крупный промышленник Ю.М. Тищенко (200 тысяч рублей), и председатель правления товарищества «Гукасов и Ко» П.О. Гукасов (493 тысячи рублей). Весь уставной капитал общества составил 1,2 млн. руб. На момент учреждения это было полностью отечественное предприятие, ориентированное на выпуск аппаратуры по патентам С.М. Айзенштейна. У молодого предприятия сразу появилось много заказов, несмотря на небольшие площади производственных мастерских в наёмных помещениях на Васильевском острове, ограниченный количественный состав (всего около 30 человек) и даже не до конца отработанные образцы радиоаппаратуры. Завод, используя разработки и патенты С.М. Айзенштейна, стал выпускать полевые, кавалерийские и стационарные радиостанции. Когда в 1909 г. поступил крупный правительственный заказ на 600 тысяч рублей, общество срочно построило свой завод в Санкт-Петербурге на Лопухинской ул., д. 14а (ныне ул. Академика Павлова, д. 14а). Он начал работать в новом здании в самом конце 1909 г. Это здание, сохранившееся как радиотехническое предприятие до нынешних времён, было первым в России, специально спроектированным для выпуска радиооборудования.

В середине 1910 г. предприятие было переименовано в «Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов» (РОБТиТ). Причиной смены названия стало недовольство правления финансовыми итогами первого года деятельности Общества и поиски путей улучшения создавшегося положения. В протоколе по поводу изменения названия было записано: «…для избежания встречавшихся недоразумений и для точного согласования названия Общества с его целями». Но проблемы Общества в первые годы его существования были связаны не столько с названием, сколько с теми трудностями финансово-производственного характера, которые свойственны любому вновь организованному предприятию: строились новые производственные площади, закупалось оборудование, обучались рабочие, тратились средства на опыты и разработку новых образцов радиоаппаратуры. Очевидно, что в этой обстановке первые партии выпускаемого оборудования имели определенные недостатки, что вызывало дополнительные затраты на их устранение. Учитывая присутствие на российском рынке качественного оборудования иностранных компаний, РОБТиТ мог победить в конкурентной борьбе только за счёт более низких цен. Всё это привело к тяжёлому финансовому положению. Твердо намерившись спасти предприятие, С.М. Айзенштейн направил в Государственную думу, в различные министерства и ведомства письма с описанием проблем и с просьбой поддержать отечественное производство.

Не добившись результата и понимая безвыходность ситуации, правление РОБТиТ на своём чрезвычайном совещании в конце 1911 г. приняло предложение английской компании Маркони об увеличении уставного капитала за счёт привлечения акционеров, связанных с этой компанией. В то же время РОБТиТ получило право использовать в своей работе патенты компании Маркони, а компания Маркони – патенты С.М. Айзенштейна. К 1914 г. доля иностранных акционеров в уставном капитале Общества достигла 52%. В состав правления входило семь человек: трое – иностранцев, четверо – русских, в их числе директор завода С.М. Айзенштейн и председатель правления И.Ф. Бострем . Несмотря на наличие значительной доли иностранного капитала, РОБТиТ, благодаря собственным разработкам и умелому руководству, так и не стало настоящим филиалом фирмы Маркони в России. Пик поставок Маркони в Россию пришёлся на годы Первой мировой войны, когда резко возросла потребность в армейских радиостанциях, а отечественные производители не могли её обеспечить. В этот период часть радиостанций закупалась в Англии и Франции. Их сборка, доработка и доукомплектование осуществлялись на заводе РОБТиТ.

Завод за сравнительно недолгий период своей деятельности (около 10 лет) сыграл значительную роль в становлении и развитии отечественной радиотехнической промышленности. только за пять лет, с 1911г. по 1916г., объем товарной продукции вырос в двадцать пять раз. Завод РОБТиТ выпускал радиоаппаратуру гражданского и военного применения, выполнял заказы правительства и военного ведомства. В 1912-1913 гг. завод РОБТиТ построил сеть радиостанций по берегам Белого и Карского морей для обеспечения судов связью в период навигации. К 1917 г. завод построил более половины мощных радиостанций страны, в том числе в Царском селе, Твери, в Москве (на Ходынском поле), в Брест-Литовске, Тифлисе, Архангельске. При заводе работало конструкторское бюро и испытательная лаборатория, где трудилось около двадцати талантливых инженеров и учёных. Их усилиями были созданы первые в России радиолампы («катодное реле» Н.Д. Папалекси, 1914 г.), проведены успешные опыты по радиотелефонной связи и передаче радиосигналов на подводных лодках (1914 г.), разработаны ламповые усилители и гетеродины для передачи и приёма незатухающих колебаний (1914-1917 гг.).

После октябрьских событий 1917 г. (в начале 1918 г.) С.М. Айзенштейн эвакуировал наиболее ценное лабораторное оборудование и инженерно-технический персонал из Петрограда в Москву, на Шаболовку, где ещё в 1915 г. был создан филиал РОБТиТ по производству электромоторов. Некоторые специалисты РОБТиТ в поисках более благоприятных условий вынуждены были уехать из Петрограда в другие города. В частности Н.Д. Папалекси и Р.В. Львович оказались в Одессе, где способствовали развитию электровакуумного производства на Одесском радиозаводе. Сам С.М. Айзенштейн до 1921 г. руководил работами по завершению строительства вещательной радиостанции в Москве на Шаболовке. После завершения строительства в 1922 г. С.М. Айзенштейн был вынужден эмигрировать за границу в связи с тем, что постоянно находился под угрозой ареста Московской ВЧК.

В 1922 г. РОБТиТ, наряду с другими предприятиями радиотехнического профиля, вошло в состав Треста заводов слабого тока (ТЗСТ), и в его цехах начал функционировать электровакуумный завод. В ноябре 1923 г. на базе вернувшейся в Петроград из эвакуации заводской лаборатории организуется Центральная радиолаборатория (ЦРЛ). Она стала ведущей научно-исследовательской радиотехнической организацией страны довоенного периода. ЦРЛ постоянно расширялась. В 1927-1929 гг., кроме комплекса зданий на Лопухинской ул., д. 14-а (ныне ул. Академика Павлова, д. 14-а), ЦРЛ построила и оборудовала помещения на Каменном острове и на ул. Грота. Численность работников превысила тысячу человек. В 1928 г., в связи с необходимостью увеличения выпуска радиоламп, электровакуумное производство было переведено из ЦРЛ на завод

«Светлана». Одновременно в состав ЦРЛ влилась Нижегородская радиолаборатория им. В. И. Ленина, а ее руководитель М.А. Бонч-Бруевич стал директором ЦРЛ. В это же время ЦРЛ, совместно с заводами им. Коминтерна и им. Козицкого, активно включилась в реализацию программы радиофикации страны. В частности, предприятием были спроектированные и построены такие мощные вещательные станции, как ВЦСПС (1929) и им. Коминтерна (1933) в Москве, сверхмощная радиостанция под Куйбышевым (1943). В последующие годы предприятие неоднократно реорганизовывалось и переименовывалось. От него «отпочковались» многие учреждения радиотехнического профиля. Например, подразделения ЦРЛ, расположенные на Каменном острове, составили основу образовавшегося в 1936 г. «Института радиовещательного приема и акустики» (ИРПА).

В период Великой отечественной войны предприятие выпускало войсковые радиостанции и пеленгаторные установки, восстанавливало работу вещательных радиостанций осажденного города. В послевоенный период конструкторское бюро завода начало разрабатывать профессиональные приемники нового поколения, пеленгаторы и радионавигационную аппаратуру. Потребность в создании новой техники привела к преобразованию в 1955 г. завода № 619 в Государственный союзный научно-исследовательский институт № 619 (с 1967 г. НИИ «Интеграл»). В 1972 г. НИИ «Интеграл» и родственное по тематике НПО «Экспресс» объединились и образовали ЛНПО «Вектор», которое в 1992 г. разделилось на два самостоятельных предприятия: НИИ «Вектор» и завод «Энергия».

118.             Приемник когерерный

Российская империя, Санкт-Петербург

Общество беспроволочных телеграфов и телефонов системы С.М.Айзенштейна

1908-1909гг.

Дерево, латунь, эбонит 220х220х210.

ГКП-4985/1

Приемник предназначался для приема на телеграфный аппарат и на головные телефоны сигналов искровых станций беспроволочного телеграфа в диапазоне длин волн 2000-5000 м. Встряхивание когерера для восстановления его чувствительности происходило в результате вибрации массивного корпуса электромагнитного реле, установленного на стенке приемника. Данная модель была одним из последних когерерных приемников, после чего завод перешел на выпуск детекторных приемников.

119.            Приемник когерерный переносный военно-полевой

1908-1909гг.

Российская империя, Санкт-Петербург Общество беспроволочных телеграфов и телефонов системы С.М.Айзенштейна

Дерево, латунь, эбонит 250х180х300

ГКП-5070

Приемник предназначался для приема с помощью головных телефонов сигналов искровых станций беспроволочного телеграфа в диапазоне длин волн 2000-5000 м в военно-полевых условиях. Когерер приемника работал в режиме детектора и не требовал постоянного встряхивания. Приемник помещался в деревянный футляр с откидными стенками. Данная модель стала первым детекторным приемником, использующим детекторный эффект когерера, выпускавшимся на заводе.

120.             Приемник детекторный корабельный «5Р»

Российская империя, Петроград

Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1914

Дерево, эбонит, латунь 700х280х1000

ГКП-4989

Приемник предназначался для приема на слух с помощью головных телефонов сигналов искровых станций беспроволочного телеграфа в диапазоне волн 2000-5000 м. Детекторы  использовались  контактные или электролитические. Приемник крепился в вертикальном положении к стене радиорубки корабля.

121.             Приемник детекторный Российская империя, Санкт-Петербург

Русское общество беспроволоч-

ных телеграфов и телефонов 1912-1914гг.

Дерево, эбонит, латунь 240х340х710

ГКП-4998

Приемник предназначался для приема станций беспроволочного телеграфа в диапазоне длин волн 300-3000 м.

123. Приемник детекторный с ламповым усилителем

Российская империя, Петроград

Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1917

Дерево, латунь, эбонит 510х310х440

ГКП-5006

Один из первых отечественных ламповых приемников построен по схеме прямого усиления и имеет один каскад высокой частоты собранный на термоионном усилительном триоде Папалекси. В приемнике установлены две лампы и два диода, при этом одна лампа и один диод резервные. Приемник работал в диапазоне волн 200-6000 м. Использовался для связи между крупными штабами сухопутных войск, морскими базами и судами в годы Первой мировой и гражданской войн.

122.             Приемник детекторный «КСТ»

Российская империя, Петроград

Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1915-1917гг.

Дерево, эбонит, латунь 140х265х500

ГКП-4994

Приемник предназначался для приема станций беспроволочного телеграфа в диапазоне длин волн 180-5000 м. Широко использовался в сухопутных войсках и на флоте в годы Первой мировой и гражданской войн. Входил в комплект вьючной военнополевой станции. С января 1918 г. использовался на приемных радиостанциях Народного Комиссариата почт и телеграфов.

124.    Усилитель ламповый однокаскадный

Российская империя, Петроград

Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1915-1917гг.

Дерево, латунь, эбонит, стекло

260х210х365 ГКП-5005

Аппаратура из комплекта военно-полевой автомобильной 5-ти киловаттной радиостанции с вращающимся искровым разрядником производства фирмы РОБТиТ.

125.             Машинный агрегат

с вращающимся искровым разрядником

Российская империя, Петроград Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1915

Сталь, железо, медь, латунь, эбонит, мрамор, дерево 1570х690х750

ГКП-4999/1

Агрегат состоял из электродвигателя постоянного тока на 110 в, 5-ти киловаттного генератора переменного тока на 400 в, повышающего трансформатора на 20 000 в, дискового разрядника с 16-ю зубцами, вращающегося между двумя неподвижными электродами, к которым подводилось высоковольтное напряжение. Агрегат и контурная катушка переменной индуктивности входили в состав передатчика ударного возбуждения военнополевой автомобильной 5-ти киловаттной радиостанции. Радиостанция работала в диапазоне длин волн не менее 300-3000 м. и предназначалась для обслуживания крупных штабов сухопутных войск (штаб армии, штаб фронта).

126.             Контурная катушка переменной индуктивности

Российская империя, Санкт-Петербург Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов 1915

Медь, латунь, эбонит, дерево 730х400х410

ГКП-4999/3

127.             Ключ телеграфный типа «М» Российская империя, Санкт-Петербург Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1913

Дерево, латунь, эбонит 280х130х80

ГКП-5014

На ключе надпись: «Личный ключ радиста-полярника Александрова А.А., работавшего на радиостанциях Маточкин Шар, Диксон.

129. Передатчик авиационный Российская империя, Петроград Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1917

Дерево, латунь, медь, эбонит 130х200х430

ГКП-5002/1

Передатчик предназначался для связи с аэродромной радиостанцией и работал на фиксированной волне в несколько сот метров. Схема была построена на основе искрового разрядника, питаемого от внешней динамомашины через повышающий трансформатор. Конструктивно передатчик собирался в деревянном прямоугольном корпусе с откидной крышкой на передней стенке для доступа к разряднику. Для наблюдения за искровыми разрядами в крышке имелось застекленное отверстие. В качестве контурных конденсаторов использовались лейденские банки. Передатчик являлся одним из первых самолетных передатчиков малой мощности. Использовался в годы Первой мировой и гражданской войн.

128.             Дуговой генератор системы Паульсена

Российская империя, Петроград

Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов

1914-1917гг.

Чугун, латунь, фарфор, эбонит 580х300х570

ГКП-5110

Дуговой генератор использовался в передатчиках для получения незатухающих электромагнитных колебаний. Первый передатчик незатухающих колебаний с использованием электрической дуги постоянного тока построил английский электротехник В.Дуддель в 1900 г. Датский инженер В.Паульсен в 1902 г. предложил увеличить мощность передатчика, поместив дуговой промежуток в поле постоянного магнита. Это улучшило деионизацию промежутка и увеличило напряжение зажигания дуги и мощность передатчика.

Источник: ИСТОРИЯ РАДИОСВЯЗИ в экспозиции Центрального музея связи имени А.С. Попова: Каталог (фотоальбом)/ Н.А.Борисова, В.К.Марченков, В.В.Орлов и др.СПб: Центральный музей связи имени А.С.Попова, 2008. – 188с.

Оставить комментарий

микросхемы мощности Устройство импульсов питания пример приемника провода витков генератора выходе напряжение напряжения нагрузки радоэлектроника работы сигнал сигнала сигналов управления сопротивление усилитель усилителя усиления устройства схема теория транзистора транзисторов частоты